Церковь чтит память всех русских святых

Второе воскресенье по Пятидесятнице – это «Неделя Всех святых, в земле Русской просиявших». Церковь прославляет сонм праведников и мучеников, как прославленных, так и ведомых одному лишь Богу. Это праздник всей Святой Руси.

Начиная с XVI столетия в нашей Церкви существовало празднование памяти «Всех святых новых Чудотворцев Российских». Совершалось оно 17 июля (по ст. ст.), т. е. на третий день памяти Крестителя Руси – св. князя Владимира. Традиционным автором службы считается инок Григорий из Суздальского Спасо-Евфимиевского монастыря (он составил ее текст, очевидно, в середине XVI в.). Известно два ее издания под названием «Служба всем российским чудотворцам» (Гродно и Супрасль, в одном и том же 1786 г.).
Но в центральной России этот праздник по каким-то причинам не получил распространения, был фактически забыт и не вошел в печатные Месяцесловы, а его текст не был издан. Очевидно, испытания, посылаемые Богом могущественной стране и государственной Церкви, многим казались преодолимыми своими силами. Лишь катастрофа 1917 г. заставила всерьез обратиться к помощи Свыше.
Знаменательно, что инициатором воссоздания праздника выступил гениальный историк-востоковед проф. Петроградского университета (ныне СПбГУ) акад. Борис Александрович Тураев (†1920), сотрудник Богослужебного отдела Священного Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 годов. В своем докладе он особо отметил то обстоятельство, что «составленная в Великороссии служба нашла себе особенное распространение на периферии Русской Церкви, на западной ее окраине и даже за пределами ее в то время разделения России, когда особенно остро чувствовалась потеря национального и политического единства. <…> В наше скорбное время, когда единая Русь стала разорванной, когда нашим грешным поколением попраны плоды подвигов Святых, трудившихся и в пещерах Киева, и в Москве, и в Фиваиде Севера, и в Западной России над созданием единой Православной Русской Церкви, – представлялось бы благовременным восстановить этот забытый праздник, да напоминает он нам и нашим отторженным братиям из рода в род о Единой Православной Русской Церкви и да будет он малой данью нашего грешного поколения и малым искуплением нашего греха».
Священный Собор в заседании 13/26 августа 1918 г., в день именин Святейшего Патриарха Тихона, заслушал доклад Б. Тураева и, обсудив его, принял следующее постановление:
«1. Восстанавливается существовавшее в Русской Церкви празднование дня памяти Всех святых русских.
2. Празднование это совершается в первое воскресенье Петровского поста».
Собор предполагал, что этот праздник, имеющий для нас особое значение, должен стать как бы храмовым для всех православных церквей на Руси.
Таким образом, не случайно, что восстановлен (а фактически введен заново) этот праздник был в начале периода самых жестоких преследований христианства за всю его девятнадцативековую историю. Характерно, что и содержание его, как предлагал Б. Тураев, стало более универсальным: это уже не просто чествование русских святых, а торжество всей Святой Руси, не триумфальное, но покаянное, заставляющее нас оценить свое прошлое и извлечь из него уроки для созидания Церкви в новых условиях.
Составителями текстов службы стали сам Б. Тураев, член Собора и сотрудник его Богослужебной комиссии, и иером. Афанасий (Сахаров) (впоследствии епископ Ковровский, †1962). Первоначальный вариант службы был издан отдельной брошюрой в том же 1918 г. Позднее текст дополнялся; в работе принимали участие также митр. Сергий (Страгородский) (ему принадлежит тропарь), свящ. Сергий Дурылин и другие.
Первым храмом в честь Всех российских святых стала домовая церковь Петроградского университета. Ее настоятелем с 1920 до закрытия в 1924 году был священник Владимир Лозина-Лозинский, расстрелянный в 1937 году.
После прекращения прямых гонений на Церковь в 40-е годы XX в. текст службы был напечатан с цензурными искажениями, уничтожавшими все указания на новомучеников (по заданию советских властей эту «правку» ревностно выполнил инспектор ЛДА проф. Л. Н. Парийский). Лишь в 1995 г. была напечатана отдельной книгой «Служба Всем святым, в земле Российской просиявшим». Хотя этот праздник фактически продолжает тему последнего торжества Цветной Триоди («Всех святых»), но дополнять эту греческую в своей основе книгу не стали. В 2002 г. текст службы Всем российским святым включили в Майскую Минею (ч. 3).

В мае 1935 года, сразу после открытия метро, в сталинской Москве случился необычный крестный ход. Епископ Афанасий (Сахаров) с иконой всех русских святых проехал первую и единственную тогда ветку от «Сокольников» до «Парка Культуры», читая при этом молитвы на освящение нового столичного вида транспорта. А ведь тогда этот безобидный по нынешним временам поступок мог стоить ему жизни.
Выбор иконы был неслучаен. Дело в том, что владыка Афанасий почти 35 лет составлял службу Собору всех святых, в земле Российской просиявших. Поместный Собор 1917-1918 годов принял решение восстановить день всех российских святых в церковном календаре, а епископ Афанасий (Сахаров) начал работать над составлением нового богослужения. Работа шла медленно, чему виной были внешние обстоятельства.
Епископ Афанасий прошел через годы тюрем и ссылок, за 33 года своего епископства он, по его собственным словам, «был на епархиальном служении 33 месяца; на свободе, не у дел — 32 месяца, в изгнании — 76 месяцев, в узах и на горьких работах — 254 месяца…».
Работу над текстом службы русским святым епископ Афанасий закончил лишь в 1953 году. После этого до самой смерти в 1962 году редактировал и дополнял его. А в 2000 году владыка Афанасий был прославлен в лике новомучеников и исповедников российских, и сам пополнил Собор всех святых, в земле Русской просиявших.

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Читайте также: